Janis Rozentāls stāv, rokas sānos ielicis. Aiz viņa - glezna.

Ян Розенталь

1866–1916

Ян Розенталь – художник, живописец, один из основоположников латышского национального профессионального изобразительного искусства и модернизаторов искусства Балтии, теоретик искусства, критик и яркий талант, сияние которого не угасло и в наши дни.

Galerija

Ян Розенталь родился в окрестностях города Салдуса 18 марта 1866 года в семье крестьянина. У родителей не было возможности обеспечить образование всем детям, которых было пять человек, поэтому начальное образование Ян получил в частной школе Г. Краузе в Салдусе, после чего полгода учился в Кулдигской уездной школе. В возрасте неполных пятнадцати лет Розенталь отправился в Ригу, чтобы найти работу и самостоятельно заработать на пропитание. Наряду с обучением на живописца и зарабатыванием на жизнь Розенталь увлекается искусством и театром, становится хористом в Рижском Латышском театре, встречает там друзей и единомышленников.

Большие перемены в жизни Яна Розенталя произошли в 1888 году. Он посещает занятия рисованием в Рижском немецком ремесленном училище. На смотре художественных школ в Петербурге рисунок Розенталя был награжден серебряной медалью и осенью он был принят вольнослушателем в Отделение живописи Петербургской академии художеств, где первоначально усваивает знания живописи в традициях классического академизма, а позже, когда в учебном заведении поменялся педагогический состав, изучает основанное на принципах реализма искусство «передвижников». Образцом искусства реализма является его дипломная работа «После обедни» («Из церкви») (No baznīcas) (1894), за которую молодому художнику присуждается звание художника первой степени.

В конце 19 века в академии и других художественных школах Петербурга обучается много талантливых латышских юношей, которые позже становятся основоположниками латышской национальной профессиональной школы изобразительного искусства: Ян Розенталь, Вильгельм Пурвитис, Янис Валтерс, Адам Алкснис, Рихард Зариньш, Густав Шкилтерс и многие другие. В 1891 году был создан кружок латышских художников «Рукис» (Rūķis), имеющий огромное значение в становлении латышского искусства. В «Рукисе» организуются тематические вечера, мечтается о будущем латышского искусства, обсуждаются новости художественной жизни Петербурга, а также работы свои и своих коллег.

Огромное значение в жизни Яна Розенталя имеет соприкосновение с искусством Западной Европы. Первой зарубежной поездкой Яна Розенталя была его поездка в 1897 году в Стокгольм на Международную выставку промышленности и искусства Скандинавии, где можно было осмотреть работы выдающихся художников не только северных, но и других стран. А в 1898 году Архип Куинджи, профессор Петербургской академии художеств, Розенталю и воспитанникам своей мастерской оплачивает месячную поездку по Западной Европе. И в дальнейшем Розенталь часто путешествует, посещает Финляндию, Францию, Италию и другие страны. Полученные впечатления находят свое отражение в картинах Розенталя, а также в публикациях, посвященных наиболее значительным явлениям искусства Финляндии и Западной Европы в журнале «Веротайс» (Vērotājs).

В 1899 году Розенталь возвращается из Петербурга в Латвию и поначалу поселяется в родном Салдусе, где покупает земельный участок и строит мастерскую. Однако провинциальная атмосфера и трудности с заработком заставляют уже в конце 1901 года переселиться в Ригу, где он поселяется по улице Калнциема, 39, у своих друзей – прибалтийского немецкого художника Бернхарда Борхерта и Эвы Борхепт-Швейнфурт.

В конце 1902 года в Ригу с концертным турне приезжает финская певица Элли Форсель (Elli Forssell), чтобы дать два концерта. После концерта, слушателем которого был и Ян Розенталь, в доме семьи Гросвальдов устраивается праздничный прием в честь финской певицы. Здесь же, в числе приглашенных, присутствует и художник, эта встреча стала судьбоносной – вскоре после этого, 5 марта 1903 года в Хельсинки Янис и Элли сочетались браком. В семье родилось трое детей: Лайла Гедде (Laila Gedde) (1903–1977), Ирья Аусма (Irja Ausma) (1906–1984) и Марис Микелис (Maris Miķelis) (1907–1952). Элли становится идеалом женщины Яна Розенталя и в жизни, и в искусстве. Он изображает ее как образ матери, как Еву, как религиозно экзальтированную Марию Магдалену у подножья Креста. Но чаще всего в работах Яна Розенталя она изображается как Мадонна, по-матерински нежная женщина с ребенком на руках: «Мать с ребенком» (Māte ar bērnu) (1904), «Под рябиной» (Zem pīlādža) (1905).

Летом семья Розенталей отправляется в Финляндию и проводит время в летнем доме семьи Форсель в Нуммеле. Ян Розенталь знакомиться со многими работниками финской культуры, художниками, и впечатления, полученные в этой стране, сыграли значительную роль в его творческой судьбе.

Несмотря на то, что в основе творчества Яна Розенталя лежат усвоенные в Петербурге принципы академизма и реализма, со временем стиль его живописи меняется: свое влияние оказывает импрессионизм, затем – живопись стиля модерн (югендстиль) и символизма. В конце 19 столетия и начале 20 столетия создаются известные картины: «В мастерской художника» (Mākslinieka darbnīcā) (1896), «Ликующие дети» (Gavilējošie bērni) (1901) и др. Под влиянием югендстиля и символизма рождаются картины «Смерть» (Nāve) (1897), «Принцесса и обезьянка» (Princese un pērtiķis) (1913) и др. Югендстилю и символизму соответствуют фреска, украшающая фасад дома Рижского латышского общества (1910), на которой изображены мифологические образы и аллегории, символизирующие физические, духовные и моральные ценности.

Самым распространенным в творчестве Розенталя является портретный жанр. Он писал портреты деятелей культуры своего времени, своих друзей, членов семьи, выполнял заказные работы. Нередко он занимался жанровой и религиозной живописью, писал пейзажи.

В Первую мировую войну в 1915 году семья Розенталей переселяется в Финляндию, где они поселяются на окраине Хельсинки, на острове Кулосаари (Брэндэ). Там 26 декабря 1916 года Ян Розенталь неожиданно умирает. Вначале художник был похоронен в Хельсинки, а в 1920 году, когда его семья снова вернулась в Ригу, перезахоронен на II Лесном кладбище.

 

Элли Форсель

Финская певица Элли Форсель (Elli Forssell), супруга художника Яна Розенталя – выдающаяся личность в культурной жизни Латвии начала 20 века.

Элли Форсель окончила консерваторию в Хельсинки, потом совершенствовала свое мастерство в Милане, Риме, Париже, много концертировала. Ее педагоги: Абрахам Оянпере (Aabraham Ojanperä), Ян Сибелиус (Jean Sibelius), Мартин Вегелиус (Martin Wegelius). В репертуаре Элли Форсель сочинения Генделя, Глюка, Моцарта, Россини, Шуберта, Шумана, Сибелиуса, Мелартина и других композиторов, финские народные песни.

Семья, в которой она росла, принадлежала к кругу интеллигенции. Отец Адольф Теодор Форсель – служащий в управлении сельского хозяйства в Хельсинки. Мать Анна Вендла Августа Форсель (урожд. Бонсдорф) получила хорошее музыкальное образование и в начале профессиональной карьеры дочери иногда была ее концертмейстером. Сестра Элли Анна в Хельсинкской консерватории изучала игру на скрипке, потом пополнила свои знания в Мюнхене.

Среди друзей детства Элли – будущий финский художник по текстилю Илона Ялава (Ilona Jalava) и певица Айно Акти (Aino Akti), один из ее друзей юности композитор, позднее ректор Хельсинкской консерватории, Эркки Мелартин (Erkki Melartin). Двоюродная сестра Элли – известная финская писательница Майла Талвио (Maila Talvio).

В конце 1902 года Элли Форсель гастролировала в Риге. Среди посетителей концерта – Ян Розенталь, интересующийся культурной жизнью соседней северной страны. Концерт на него производит глубокое впечатление, особенно песня Сибелиуса «Черные розы». Ян и Элли познакомились во время званого вечера, который в честь певицы после ее концерта организовала семья адвоката Фридриха Гросвальда.

Уже через девять дней после первого знакомства с Элли Розенталь пишет письмо отцу Элли Теодору Форселю и просит руки дочери: «Самое лучшее и прекрасное, что я могу сказать со своей стороны: я полюбил Элли с первого взгляда так, словно не верил, что кто-то надеется так любить. Все ее существо, ее душа и внешний облик мне кажутся такими знакомыми и хорошо известными, словно мы знакомы тысячу лет. Мое самое сокровенное и самое идеальное представление о женском образе, о котором я мечтал и всегда ожидал с ранней юности, вживую предстает передо мной, и я сразу почувствовал и чувствую все больше и больше, что с давних времен любил только ее и буду любить всегда, так, как никто другой не полюбит. Не знаю, как это могло быть, но это случилось так просто – удивительно – нам совсем не надо было объясняться, наши души были настолько открыты навстречу друг другу и мы оба знали, что принадлежим и будем вечно принадлежать друг другу, и что бы ни было, будем жить друг для друга и будем счастливы».

В свою очередь, отец Элли Теодор Форсель в письме будущему зятю отвечает: «Уже с самого начала меня порадовало то, что моя Элли сможет проложить мост между двумя маленькими нациями, которые находятся в одинаковом положении по отношению к царизму, который довлеет над нами. Вам, латышам, есть чему поучиться у нас, а нам надо бы поучиться у вас, как жизнеспособная нация может сберечь свою национальность при таких очень тяжких внешних обстоятельствах».

После свадьбы Элли не замкнулась в кругу семьи, а активно включилась в культурную и общественную жизнь Риги. Ее концертная деятельность больше не была такой интенсивной, как до свадьбы, однако она продолжает выступать как в Латвии, так и в Эстонии. Репертуар Элли пополнился композициями Альфреда Калныньша, Эмиля Дарзиня, латышскими народными песнями и др. Она выступает в Латвии и Эстонии, и, судя по рецензиям на ее концерты, ее мастерство певицы растет.

Элли было суждено пережить супруга. Уже в 1920 году она с детьми возвращается в Латвию, свое решение, обосновывая словами: «Чтобы у меня была возможность воспитать детей Розенталя такими же патриотами, каким был их отец, я не могла и не хотела прервать связь с латышским народом». Живя в Риге, она помогала налаживать дружеские связи  Латвии со своей родной Финдяндией.