Ojārs Vācietis.

Ояр Вациетис

1933–1983

Ояр Вациетис – один из ярчайших латышских поэтов второй половины 20 века. Академик Янис Страдиньш его назвал «большим подарком для маленького народа», поэт Имант Зиедонис – «совестью народа», «вертикалью приспособления». Пишущий для своего времени, поэт писал для вечности, пророчески заглядывая в будущность.

Galerija

Жизненный путь поэта начался в Северной Видземе, в Трапене. Неотъемлемой составной частью его детства являлась война, порождающая ненависть к насилию, стремление всегда защищать человеческую жизнь как наивысшую ценность. Время, проведенное в Гауенской средней школе, можно определить как истинное начало любви к поэзии и музыке. Самая непредсказуемая и самая красивая река Латвии Гауя сопутствует ему до конца жизни, до упокоения на кладбище Царникавы. Тревога и беспокойство реки, кажется, присутствует и в его первом сборнике стихов «Ветер дальних странствий» (Tālu ceļu vējš) (1956).

Говорят, Ояр Вациетис рассчитал по карте, что настоящий центр Европы находится в Гауене. Однако с 1960 года он живет в открытом им самим центре Риги – в Пардаугаве, рядом с прудом Марас.

Местом жительства поэта до его последнего вздоха была Пардаугава – улица Лиела Алтонавас, 19 (ныне – улица Ояра Вациетиса). Супруга Ояра Вациетиса поэтесса и переводчица Людмила Азарова рассказывала, что стихи к поэту «приходили» в движении, во время прогулок по Агенскалнсу, по улочкам Торнякалнса, в джунглях черемух и крапив, вокруг пруда Марас (поэт его именовал озером), по Закюсале, по тропинкам Луцавсалы, по берегу Даугавы от Болдераи до Катлакалнса. Здесь он почувствовал как бы живое присутствие великих людей Пардаугавы. Культурный слой Пардаугавы огромен. Свою долю внес и Ояр Вациетис.

В это время выходят двенадцать сборников стихов, четыре сборника стихов для детей, а также ряд воспоминаний, рецензий, публицистических очерков. Ояр Вациетис много переводил. Его перу принадлежит и непревзойденный перевод романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», вышедший на латышском языке в 1979 году.

Он осмелился не испугаться и записать голос своей совести, хотя это нередко противоречило мнению господствующей номенклатуры – и за это долгое время пришлось платить непубликованием работ длительный период времени и суровой критикой со стороны советских идеологов. Но талант Ояра Вациетиса не удалось заставить молчать: его имя обладало слишком могучей силой, и народ его любил. Вот тогда властвующей элите не оставалось ничего другого, как «наказать» его различными почестями и премиями. Однако и это не помогло – Ояр Вациетис не изменился и не поддался конъюнктуре. Он писал оголенными нервами, словно без кожи, открытый для боли и счастья.

Недюжинный талант, неизмеримая любовь, максимальная честность, внутренняя свобода позволили ему стать легендой, а его поэзии – источником силы. Это та самая магическая сила, которая живет в наших народных песнях, что мы находим в стихах Райниса и Чака. Вациетис является их продолжателем. Стихи были его единственным способом существования.